?

Log in

No account? Create an account

Август 26, 2019


Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
09:48 pm - Нью-Орлеан. Визуально: часть II
Ранее: часть I

Сегодняшнюю порцию фотографических впечатлений начнём прямо с кафедрального собора Нью-Орлеана.

Кафедральная базилика св. Людовика, короля Французского - Cathedral-Basilica of Saint Louis, King of France - построена в 1850 на месте более раннего католического собора 1789 г., который, в свою очередь, стоял на месте небольшой католической церкви 1718 г. С 1793 г. это кафедральный собор Архидиоцеза Нового Орлеана - старейшей в США непрерывно действующей епархии Римско-католической церкви. Он освящён во имя Сан-Луи - Людовика IX Святого, короля Франции в XIII столетии, того самого, что шесть лет воевал с неверными в Палестине, провалил Седьмой крестовый поход, с трудом выкупился из сарацинского плена, укрепил самодержавие во Франции, построил Реймский собор и сжёг в Париже двадцать два воза с изъятыми у парижских евреев Талмудами. Это первый французский король, канонизированный как святой. В Москве, кстати, тоже есть храм св. Людовика Французского - на Малой Лубянке.

Нью-Орлеан - город преимущественного католический. 35 процентов его жителей заявляют о своей принадлежности к католической церкви. Для сравнения: баптистов, доминирующих в других местностях американского Юга - 12 процентов, всех остальных протестантов (лютеран, методистов, епископалов, пресвитериан и т.п.) - около семи процентов, последователей православных и древлевосточных церквей - пять процентов... Тем не менее, в городе всегда были сильны традиции вуду - неоязыческого культа, в своём луизианском изводе развившегося из сохранённых африканскими рабами остатков племенных верований, на которые густо наложились внешние признаки народных католических культов святых, Мадонны и т.д. Конечно, нынешний вуду - это не могучий культ XIX века, собиравший на свои радения на берегу озера Поншартрейн до 12 000 адептов, чёрных и белых. Вуду двадцать первого века - это сувенирные куколки, амулеты "гри-гри" и баночки с якобы чудодейственными "снадобьями" в магазинах для туристов, а ещё - гадальщики, провидцы, предсказатели и "специалисты Таро", которые сидят вперемешку с уличными художниками на Джексон-Сквер прямо перед католическим собором. Предсказатели тут есть любого вида и рода: мужского, женского и среднего, вот как эта (это?). Если есть лишние 20-50 долларов, он(о) уж вам всё расскажет, ничего не скроет.


Причём если художники сидят на площади в основном в дневное время, то гадальщики остаются на своих местах и глубокой ночью, когда площадь имени Эндрю Джексона, разбившего британцев в Битве за Новый Орлеан в 1815 г. (кто такой? взгляните на 20-долларовую купюру!), пустеет, если не считать пары десятков бездомных пьянчуг.

Справа на фото - базилика Сан-Луи, слева - предсказатели. Простите за невыразительный кадр: в присутствии громко перекрикивающихся забулдыг долго сверкать смартфоном, прицеливаясь, было как-то некомфортно.
А на западный фасад базилики Сан-Луи, на перекрёстке улиц Орлеан и Ройял, всю ночь отбрасывает многозначительную тень искусно подсвеченная статуя Спасителя.

Вообще ночь во Французском квартале - это одновременно Гель-Гью, только без Фрези Грант; Коктебель, только без полуобнажённых курортниц и вездесущей попсы; и Таймс-Сквер, только без моря электрического света - но зато всё это уж в очень концентрированном виде.

Это та самая Бурбон-Стрит, о которой пел Стинг. Не знаю, как он смог разглядеть над ней луну.

Бродя по Нью-Орлеану ночью, чего только не увидишь. Вот магазин, где продают старинное оружие - шпаги, сабли, мушкеты, пистолеты и даже пушки.

А вот здание, где с конца 1940-х находилась единственная в Нью-Орлеане профессиональная студия звукозаписи - J&M.

Её владелец, Козимо Матасса, единолично записал в этом здании всю классику нью-орлеанского ритм-н-блюза, от "Blueberry Hill" Фэтса Домино до "Tutti Frutti" Литтл Ричарда и от "Ooh Poo Pah Doo" Джесси Хилла до "Go To Mardi Gras" Профессора Лонгхэра.

Читаем соответствующий фрагмент из моей книги "Блюз. Введение в историю":
10 декабря 1999 г. исторические заслуги Матассы почтила Музыкальная комиссия штата Луизиана (председателем ее, между прочим, был тогда Эллис Марсалис, легендарный нью-орлеанский музыкант, отец целой плеяды братьев — современных джазовых звёзд, включающей саксофониста Брэнфорда Марсалиса и трубача Уинтона Марсалиса). На здании, где когда-то располагалась первая его студия J&M, была открыта памятная доска. Официальный адрес — Северная Рампарт-Стрит, 838-840; теперь, правда, в здании никакая не студия, а автоматическая прачечная. [...] Не могу удержаться от соблазна привести текст памятной доски (по американскому обычаю, он довольно пространный, так что даётся в сокращении).
«Первая Студия Звукозаписи Козимо Матассы. Здание построено в 1835 г., галерея пристроена в 1850-х. В 1944-м компания J&M Amusements приобрела здание, и в начале следующего года Козимо Матасса открыл здесь студию J&M.
Сначала здесь записывались тогдашние звезды нью-орлеанского джаза — Оскар «Папа» Селестин, Дэнни Баркер и Dukes Of Dixieland.
Затем здесь вырабатывался «Звук Нью-Орлеана», звук новаторских ритм-н-блюзовых и рок-н-ролльных пластинок, которые записывали здесь с 1947 по 1956 г. Профессор Лонгхэр, Дэйв Бартоломью, Фэтс Домино, Гитар Слим, дуэт Ширли и Ли, Ллойд Прайс, Джерри Ли Луис, Литтл Ричард, Рэй Чарлз и другие».

Книгу я писал, ещё ни разу не побывав в Нью-Орлеане: соответствующая глава была основана на интервью тогдашнего куратора Джазового архива им. Хогана в нью-орлеанском Университете Тулэйн и других вторичных источниках. Но всё так и оказалось. И мемориальная доска имеется, и в здании этом до сих пор действительно ландромат - автоматическая прачечная под названием The Lost Sock ("Потерянный Носок"). Правда, в окнах, в качестве заботы о сохранении культурного наследия, выставлены фотографии тех, кто когда-то в этом здании записывался.

В Нью-Орлеане многие хранят и ценят историческое наследие. Например, мы побывали в гостях у адвоката Энди Джейкоби и его подруги, галеристки Джейми Кох; они живут во Французском квартале, историческом центре города, и Энди, хотя "дневная" профессиональная его деятельность никак с музыкой не связана, большой активист сохранения истории нью-орлеанской музыки - вместе с другими энтузиастами он занимается выявлением домов, где когда-то родились известные нью-орлеанские музыканты, и добивается их включения в реестр исторических памятников, чтобы спасти от сноса. И это именно Энди показал мне здание бывшей студии J&M.
Фотография с Энди (он крайний справа, мы с Натальей - слева, в центре Джейми, а между ней и Энди - их соседка, шеф-повар Эми Синс, в чьём исполнении мы в тот вечер вкусили незабываемый гамбо (густая нью-орлеанская похлёбка, описывать каковую словами я не могу - нету слов: это просто нужно есть, а не описывать) - единственное здесь фото, снятое не мной, поэтому результат получился, гм, субоптимальным.

Конечно же, невозможно побывать в Нью-Орлеане и не увидеть Preservation Hall, Зал Сохранения - как считается, оплот традиционного нью-орлеанского джаза, то самое место, где джазовая традиция, не прерываясь, хранится с легендарных времён столетней давности... ну и т.д.

На самом деле Preservation Hall на Сент-Питер-стрит - чисто туристический проект, и не дешёвый. Стать одним из 100 слушателей, допущенных внутрь, стоит 20 долларов. Эти 20 долларов не гарантируют вам сидячего места: там есть несколько лавок и подушек на полу, но они зарезервированы для "важняков" (Big Shots), заказавших билеты заранее, что обходится уже не в 20, а в 50 долларов - а основная масса посетителей стоит на ногах весь концерт. При этом в помещении бывшего винного склада нет кондиционера (ну, может, зимой это и нормально...) За эти 20 или 50 долларов можно послушать 35-40 минут музыки в исполнении Preservation Hall Jazz Band. За вечер бывает пять заездов, с пяти до одиннадцати вечера. После каждого заезда зал полностью очищают от публики, и заходят следующие 100 жаждущих приобщиться к Вековой Традиции. Легко подсчитать, что ежевечерняя выручка Зала Сохранения, при практически всегда стопроцентной заполняемости, составляет от 10 до 50 тысяч долларов.

На самом деле "вековая традиция" возникла так (возвращаемся к моей книге "Блюз. Введение в историю" и использованным в ней фрагментам интервью историка нью-орлеанской сцены Брюса Рэйбёрна):
«Как только Нью-Орлеан оказался признан как место рождения джаза, — рассказывал Брюс автору этих строк в феврале 2006 г., — он стал привлекать множество джазовых «пилигримов» со всего мира, стремившихся почувствовать, каково это — быть на родине джаза. В определённый момент городская Коммерческая палата обнаружила эту тенденцию, и в туристической индустрии был сделан упор именно на ранний, традиционный нью-орлеанский джаз, а современный джаз, развивавшийся в 50-60-е гг., этой поддержки не получил. Даже если приёмы (и иногда репертуар) современного джаза прокрадывались в музыку тех коллективов и заведений, которые были призваны сохранять аутентичную атмосферу нью-орлеанского джаза (вроде открывшегося в 1960-е гг., но «как бы аутентичного» Preservation Hall), это происходило негласно, подспудно. Да, музыка «традиционных» джазовых ансамблей, играющих для туристов, в действительности отличается от той, которая реально звучала в городе в 1920-е гг. На самом деле эта музыка воспроизводит «вторую волну», период «возрождения» (New Orleans/Dixieland Revival) 1940-х. гг., но никто не говорит об этом, и эта двусмысленная ситуация порождена именно экономическими причинами».

Да, "Вековая Традиция" была действительно основана только в 1961 г. - до этого в здании был винный склад. Быть может, первый состав Preservation Hall Jazz Band, собранный из ветеранов нью-орлеанского джаза, некоторые из каковых были старше Луи Армстронга и помнили его первые шаги на джазовой сцене, ещё и обладал какой-то аутентичностью: часть этого состава приезжала в СССР в 1979 г. и, как вспоминают аксакалы, действительно играла настоящую Традицию. Но нынешний состав, в который входят в основном музыканты 1950-70-х годов рождения, уже никакой особой Традиции, увы, не хранит. Да и "Зал Сохранения" в дневное время ничем не отличается от других полузаброшенных зданий Квартала.

Но всё вышесказанное вовсе не означает, что традиции нью-орлеанской музыки в Нью-Орлеане не осталось!
Нью-Орлеан - по-прежнему единственное место на Земле, где джаз - не только и даже не столько часть музыкального искусства, сколько часть живой, низовой уличной культуры. Просто традиция сменила адрес. Ни Рампарт-стрит, ни Бэйсин-стрит, ни Бурбон-стрит больше не центры этой культуры: это в лучшем случае исторические адреса с памятными досками и даже "муралами" (произведениями стрит-арта) на стенах.
Вот, например, историческое здание салуна Little Gem на Южной Рампарт-стрит: в начале 2018 на его боковой стене со стороны автостоянки на месте снесённых ветхих строений начала прошлого века уличный художник Брэндан Одум по заказу городских властей создал "мурал" под названием "Однажды в Нью-Орлеане", на котором довольно талантливо перерисовал известную фотографию 1905 года с изображением ансамбля основоположника нью-орлеанского джаза - полулегендарного трубача Бадди Болдена (1877-1931), от какового трубача не осталось ни одной записи, только пара расплывчатых фотографий и восторженные воспоминания современников. Фигуру Болдена художник выделил своеобразным нимбом и для ясности подписал: "Король Бадди Болден".

А вот перекрёсток двух исторических улиц, Бэйсин-стрит и Сент-Луис-стрит. Отсюда, вот от этого здания, начинался Сторивилл - процветавший с 1870 по 1917 год квартал "красных фонарей", где в начале ХХ столетия в "домах греха" играли десятки лучших пианистов города, в том числе и небезызвестный Джелли Ролл Мортон, который утверждал, что именно он в 1902 г. единолично придумал джаз. После закрытия "домов греха" прежний весёлый квартал в 1920-е постепенно пришёл в упадок, хотя теперь бывшие "салуны" почти полностью переориентировались на обслуживание ещё одного человеческого греха - пьянства, с которым боролся введённый в 1919 "сухой закон". А в 30-е годы прежний Сторивилл был почти полностью снесён - но с годами нищета, разруха и всяческие безобразия постепенно забылись, и новые поколения местных энтузиастов и туристов со всего мира стремились видеть хоть что-нибудь из овеянного романтическим флёром прошлого. Для них вот в этом жёлтом здании - бывшей железнодорожной станции Бэйсин-стрит - работает теперь туристский информационный центр. Между прочим, именно постройка этой станции в 1908 г. стала первым гвоздём в гроб Сторивилла: пассажиры новой железнодорожной линии были недовольны тем, что с окружавших пути балконов "домов греха" проезжающим поездам весело помахивали падшие женщины, часто крайне скудно одетые (или вовсе не одетые).

Кстати, подступы к нему тоже полны "муралами", только не такими обширными, как на Рампарт-стрит: вот этот, например, на распределительной коробке коммуникационных сетей, посвящён одной из звёзд нью-орлеанского ритм-н-блюза 1950-х - Диакону Джону Мору. Кстати, он ещё жив, ему сейчас 78 лет.

Внутри, конечно, интереснее всего побывать фанатам старых американских железных дорог:

Тут есть не только модельки, но часть настоящего паровоза из числа тех, что таскали когда-то нью-орлеанские поезда...

...а неизбежная сувенирная лавка сделана из настоящего фасада старинного нью-орлеанского трамвая (о трамваях см. первую часть этого очерка).

А где же теперь в Нью-Орлеане слушать нью-орлеанскую музыку, если она перестала звучать по прежним адресам?
Прежде всего - на улице Френчмен, но не на всём её протяжении, а только между улицей Ройял и авеню Эспланейд, в квартале Faubourg Marigny (сейчас это читается Фоуберг Мэрини, хотя по-французски правильно было бы Фобур Мариньи - ну так и город Давно уже не Нувель-Орлеан, а "Ну-Оллинз"!) Сейчас именно этот небольшой район - средоточие музыкальной культуры города. Здесь находятся несколько лучших джазовых клубов, ориентированных как на современный джаз - прежде всего Snug Harbor Jazz Bistro - так и на традиционные нью-орлеанские стили, прежде всего "Пятнистый кот", The Spotted Cat.


Много музыки звучит и прямо на улице: вот, например, молодёжный брасс-бэнд из квартала Треме, о каковом квартале речь пойдёт в следующем выпуске.

Хотя ритмы они играют и современные - фанк, грув и т.п. - лет 110 назад джаз в Нью-Орлеане наверняка примерно так и звучал, с поправкой на разницу в стилистических признаках: громко, грязно, грубо, неотразимо энергично, дико экспрессивно и просто захватывающе. Видеопример занимает примерно минуту, больше снимать было неудобно - корпулентные активистки деятельно намекали, что за видеосъёмку нужно делать "пожертвование".

А вот этот товарищ у входа в "Бочку яблок" - тоже уличный музыкант: он играет на уошборде, основе ритмического рисунка многих архаичных уличных составов. Конечно, это не настоящая стиральная доска, а более удобная современная имитация, которую можно повесить на шею, но играют по ней, как и сто лет назад, надетыми на кончики пальцев металлическими напёрстками для шитья.

Мы целый вечер ходили по Френчмен из клуба в клуб. В некоторые места только заглядывали: там звучали фанк, блюз-рок, соул и другие ветви афроамериканской популярной культуры. Там, где звучал джаз, мы оставались на несколько номеров - причём кое-где звучал современный мэйнстрим, а в других местах - традиционный нью-орлеанский джаз: где-то туристический, упрощённый, а где-то - как в "Пятнистом коте", очень изощрённый. В целом мы убедились, что играть здесь умеют, и умеют хорошо. Нет, развитие музыки происходит где-то в других местах, но здесь просто очень надёжно сохраняют традицию. Здесь она живая.

В дневное время клубы на Френчмен пусты и безмолвны. Но это не значит, что музыка замолкает.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

(4 бодрых выступления | Бодро выступить)

Comments:


[User Picture]
From:ny_quant
Date:Август 27, 2019 12:52 am
(Link)
Лично мне очень не понравились памятники (статуи) Армстронгу. Одна выглядела так как будто ее сделали в кружке скульптуры местной средней школы (т.е. расстрел без суда, следствия и права переписки), другая получше, но тоже очень скверная. Не помню была ли третья, но хорошей не было ни одной. Казззлы.

Может немного не в тему, но моя жена сейчас отдыхает от меня (шутка) в Берлине. Нашла кусок берлинской стены с граффити знаменитой фотографии, где Брежнев взасос целуется с Хоннекером. Все же немцы умеют ценить свою историю, даже когда очень стыдно. А мы?! Где в НЙ памятники великим джазменам? Наверное есть где-то, но я не знаю где. Вы, кажется, были в Ньюарке, там хотя бы есть памятник Саре Вон.
[User Picture]
From:wolk_off
Date:Август 27, 2019 08:03 am
(Link)
Эти памятники, по-моему, дань тому же "наивному" стилю, в каком делаются муралы. Единственный реально крутой памятник - как раз Бадди Болдену (будет в следующей серии).
[User Picture]
From:yarowind
Date:Август 27, 2019 03:32 am
(Link)
》 "Вековая Традиция" была действительно основана только в 1961 г.

Еще немного и будет вековая:)
[User Picture]
From:wolk_off
Date:Август 27, 2019 08:02 am
(Link)
Ну это примерно как в 1977-м придумать Великую Октябрьскую Социалистическую Революцию 1917 года и всех уверять, что пламенные сердца подпольщиков продолжают биться в наших грудях.
Заметки о не вполне существенном

> Свежие записи
> Архив
> Друзья
> Личная информация
> Хромепага (Мошков.Нет)

Rambler's Top100

Links
Cyril Moshkow's Blog in English
Портал Jazz.Ru
Журнал "Джаз.Ру"
Фантастика Кирилла Мошкова в Библиотеке Мошкова
Купить книги Кирилла Мошкова на LitRes
Книга "Блюз. Введение в историю"
Тяжёлые редакторские будни: "Редактирую и плачу"

> Go to Top
LiveJournal.com