Cyril Moshkow (wolk_off) wrote,
Cyril Moshkow
wolk_off

Categories:
  • Mood:

Четыре дня в Париже. Дни первый и второй

С 27 по 30 сентября я провёл четыре дня в Париже - точнее, два полных дня с кусочком вечера и кусочком утра. Я уже писал об этом в подзамочном посте, но сегодня, не вдаваясь в сугубо личные вопросы того, какую роль первая поездка в Париж 29 лет назад сыграла в моей сугубо внутренней жизни, я просто хочу поделиться визуальными впечатлениями.
Сегодня визуальных впечатлений будет ровным счётом 57. Не страшно?
Мне - не страшно. 29 лет Париж оставался моим первым городом на Западе, первым городом за пределами СССР и вообще первым открытием того, что за пределами объективно наблюдаемой реальности есть ещё другая реальность, в которую можно вполне реально попасть и вполне объективно её наблюсти. Остаётся им и сейчас, но в эту вторую поездку я закрыл целый ряд гештальтов, просто пройдя практически теми же маршрутами, что ходил в те незабвенные недели ноября 1990 года. В этом, открытом для всех, посте я не буду вдаваться в эти внутренние переживания. Просто визуальные впечатления. Просто виды. И несколько слов к каждому из них.
Ну что, отправляемся в путь?

Вечер прибытия. Я жил в этот раз на самой странной линии парижского метро - "семь-бис", 7B, странном ромбовидном отростке Седьмой линии в северо-восточной части города. Даже в часы пик на ней не так много народу, а уж после 10 вечера и вовсе никого не видно.


Рядом с открытой в 1911 году станцией метро Botzaris, названной в честь борца за независимость Греции генерала Маркоса Боцариса, есть вход в один из красивейших парков северо-восточной части Парижа - Бютт-Шомон (parc des Buttes-Chaumont). Мы ещё заглянем туда утром последнего дня, когда я до этого утра доберусь. Не сегодня ;-)

Я знал, что 19-й округ Парижа, где находилось место моего ночлега, район в целом не самый благополучный. В 1990-м я конкретно в этом месте не бывал, но побывал на другой стороне парка Бютт-Шомон - в Сталинграде (да, это официальное название района: там есть площадь Сталинградской битвы и метро Сталинград). Мне, мягко говоря, не понравилось. Однако к востоку от парка район оказался вполне приятным и буржуазным. Первое, что я увидел, выбравшись из метро в одиннадцатом часу ночи - семьи с детьми, гулявшие с собаками. Всё нормально, подумал Штирлиц. А утром увидел вот эту растяжку: "Клуб игры в петанк 19 округа Парижа". Петанк - это такая стариковская подвижная игра с метанием и катанием больших металлических шаров. Вряд ли в петанк стали бы играть в нехорошем районе.

Утром поехал в центр через другую, смежную линию: станция Пляс-де-Фет, "Площадь Празднеств", тоже открытая в 1911 году, только не на 7-бис, а на 11 линии, идущей в центр -- конечная у неё в огромном пересадочном комплексе Шатле. Правда, сейчас на 11 линии эта станция закрыта на ремонт, поэтому я вышел на Ар-э-Метье ("Искусства и ремёсла", так называется станция).

И очень скоро оказался возле комплекса Пале-Рояль.

Хотя Palais Royal означает "Королевский дворец", в реальности во дворце жил сначала кардинал Ришельё, затем вдовствующая Анна Австрийская, потом кардинал Мазарини, а в правление Короля-Солнца здесь гнездились герцоги Орлеанские. Именно отсюда регент Филипп II Орлеанский правил Францией при несовершеннолетнем Луи XV, но, конечно, тогда на внутренней площади дворца не было этих странных разновысотных чёрно-белых колонн: общим числом их 260, и установил их здесь только в 1986 г. современный скульптор Даниэль Бюрен. Официально инсталляция называется "Два уровня", но общепринятое наименование - просто "Колонны Бюрена".


Метро "Пале-Рояль - Музей Лувр" действительно находится между Пале-Роялем (в кадре на заднем плане - та его часть, где сейчас находится Государственный совет Французской республики) и Лувром.

Лувр - это не одно здание, это целый комплекс зданий. Это - северный фасад центральной части огромного музея. Но в музей я не пошёл. Я хотел просто пройти по городу. Целый день фактически только ходил.

Слева - здание мэрии Первого округа Парижа, справа - колокольня Сен-Жермен-ль-Осеруа при храме во имя общехристианского (католического и православного) святого - святителя Германа, епископа Осерского (✝ 478 по р. Х.) Колокольня XII века, перестроена в XIX.

Обернулся взглянуть на восточный фасад Лувра - колоннаду Перро - и обнаружил, что на этом месте собирается какая-то яркая и активная молодёжь. Я слегка задумался, тем более что в этот день на Елисейских полях шли очередные демонстрации-революции, смотреть которые я не пошел (мне и так 29 лет назад в Париже при таких же студенческих волнениях едва не прилетело огромным металлическим заграждением, молодецки кинутым ухарями-революционэрами через улицу в приблизительном направлении полиции, где случайно пробегал ваш покорный слуга, в то время 22-летний).

Но вот я вышел на набережную Сены, где всё так же торгуют всем на свете неистребимые и вечные парижские букинисты...

...и выяснил, что вдоль всей набережной имени Франсуа Миттерана строится Парижский техно-парад, в котором каждая участвующая машина - это передвижная техно-дискотека, перед которой в ожидании начала движения всей колонны уже вовсю танцует модная молодёжь, буквально прилипая к бухающим сабвуферам колонок.

Но я отвернулся и от техно-парада, чтобы взглянуть на Сену.

"...Под мостом Мирабо тихо катится Сена
И уносит любовь
Лишь одно неизменно
Вслед за горем веселье идёт непременно..."
(Гийом Аполлинер)
Нет, это не мост Мирабо, до него отсюда пара километров, он далеко за изгибом реки. Это вот, в кадре - мост Искусств (Пон-дез-Ар). Но по-прежнему тихо катится Сена, и вслед за горем веселье всё так же идёт непременно.

А это Пон-Нёф, Новый Мост. Ирония в том, что Новый Мост - на самом деле старейший в Париже: он построен в XVI веке, больше 400 лет назад.

И вот мы уже на острове Ситэ, в историческом сердце Парижа. Перед нами южный фасад Дворца правосудия.

Когда-то - в Средние века - на этом месте был королевский дворец, потом тюрьма, а в XIX веке на их месте воздвигли Дворец правосудия (слова "Исправительный суд" ещё видно над закрытыми дверями). Здесь судили Сару Бернар за разрыв пожизненного контракта с театром Комеди Франсэз, Альфреда Дрейфуса за то, что он еврей, и Эмиля Золя за памфлет в защиту Дрейфуса - "Я обвиняю", судили и приговорили к смертной казни шпионку Мату Хари, русского эмигранта - казака Горгулова, который застрелил президента Франции Думера, и маршала Анри Петэна в 1945 - за коллаборационизм. Сейчас в огромном комплексе, который занимает чуть ли не половину острова Ситэ, остались только Кассационный и Апелляционный суды, все остальные судебные органы съехали в современное 38-этажное здание в Клиши, на самую окраину Парижа.

А на том берегу - Рив-Гош, Левый берег.

И вот перед нами открывается он - Собор Парижской Богоматери. После прошлогоднего пожара он не просто закрыт на реконструкцию - перед ним огорожена и закрыта для доступа посторонних вся площадь, на которой я 29 лет назад просидел часа полтора или два в созерцании.

Уходя по набережной Марше-Нёф, оборачиваюсь, чтобы ещё раз бросить взгляд на Нотр-Дам поверх букинистических лавочек. Обратите внимание, что ближайшая из них продаёт всякую советскую параферналию, включая вымпел с Лукичом.

Мост Сен-Мишель, последний раз перестроенный в 1857 г. За ним ещё одна часть комплекса Дворца Правосудия - №14 по набережной Орфевр, когда-то вмещавший Парижский Суд высшей инстанции, который рассматривал дела о госизмене, терроризме и т.п. Суд тоже съехал в новый комплекс в Клиши. Что в здании сейчас - мне пока не удалось установить.

Мост Сен-Мишель ожидаемо упирается в площадь Сен-Мишель, центральная достопримечательность которой - сюрприз! - фонтан Сен-Мишель (1855-60, архитектор Даниэль Давиу). Сам Сен-Мишель, сиречь архангел Михаил, изящно взмахивает руками в верхней части сооружения, одновременно попирая ногами врага рода человеческого. Это мы с вами вошли на Левый Берег, Рив-Гош, мало того - в Латинский квартал, прямо на границе 5 и 6 округов Парижа.

Площадь Сен-Мишель образует пересечение четырёх улиц: набережных Сен-Мишель и Гран-Огюстен, бульвара Сен-Мишель (парижане говорят "Буль-Сен-Миш") и улицы Дантона. При этом она, в общем, маленькая (во всяком случа - по московским масштабам) и очень уютная. Тут же и вход в метро - станция Сен-Мишель 4-й линии.

Хотя перестраивавший Париж в середине позапрошлого века барон Осман немало потрудился и над Левым берегом, спрямляя бульвары, расширяя площади и прокладывая новые магистрали, - всё же узких средневековых улочек, сходящихся под неожиданными углами, и тут предостаточно. Вот это, например, пересечение улиц Эперон (справа) и Жардинэ, с характерным псевдоегипетским дизайном "Кафе Сахара" на углу.

Выходим на бульвар Сен-Жермен. В этом месте в него вливается улица Дантона. Ровно на том месте, где в 1891 г. был установлен памятник Жоржу Жаку Дантону, веком раньше стоял его дом. Оттуда вождя французской революции забрали в 1794 г., чтобы отвезти на казнь. Пять десятилетий спустя дом снесли при расширении бульвара в рамках османовской реконструкции города, но к столетию революции городской совет решил увековечить память революционера. По бокам фигуры Дантона видны согбенные представители простонародья, которые снизу вверх поглядывают на пламенного оратора с недоумением и непониманием.

Улица Сен-Андре-дез-Ар - святого Андрея, покровителя искусств. Название улицы - типичный пример дрейфа семантики: до Революции здесь была церковь XIII века, "святого Андрея в Арках", Saint-André-des-Arcs. В 1790 её закрыли, устроив в ней Клуб Революционеров и Храм Разума (ну, это как кинотеатр в церкви где-нибудь в Москве - знакомо, да), а в 1811 снесли. Арки забылись, а в названии улицы и одноименной площади явились созвучные "искусства".

В 1990 г. я тут почти каждый день проходил. В принципе, улица не так уж изменилась.

Выходим к станции метро Сен-Жермен-де-Пре всё той же 4-й линии, открытой в 1908 г.

И вот он, храм Сен-Жермен-де-Пре - святого Германа в Лугах, Saint-Germain-des-Prés, старейшая в Париже приходская церковь. Первое бенедиктинское аббатство святитель Герман Парижский поставил тут ещё в 541 г. по р.Х., и в 576 г. оно получило его имя, но в 861 г. его сожгли викинги, поднявшиеся по Сене с моря. Самое старое, что сохранилось до сего дня - это четыре нижних яруса колокольни, неф и трансепт основного храма: это романский стиль, X-XI века. Ныне существующая церковь освящена была папой Александром III в 1163 г. В Революцию в церкви устроили мастерские по производству калиевой селитры, и летом 1794 часть запасов селитры взорвалась, снеся позднейшие пристройки аббатства Сен-Жермен - уцелел только исторический храм. Богослужения возобновились здесь в 1803 г. - с тех пор это не аббатство, а приходская церковь.

У меня есть фото 1990 г., где я сижу на фоне этих же странных вздыбленных чёрных обломков.

На самом деле это фонтан, дар Парижу от канадского Квебека. Правда, в 2019 возле него не оказалось лавочек - в какой-то момент между 1990 и 2019 их снесли, так что повторить композицию 29-летней давности я не смог.

Снять перспективу длиннющей (более километра) и одной из самых прямых в Париже улицы Рен (rue de Rennes), названной в честь старинного нормандского города, естественным образом проще всего с осевой линии. А для этого надо что? - правильно, дождаться светофора на площади Квебек, где улица вливается в бульвар Сен-Жермен. В перспективе торчит единственный в центре Парижа небоскрёб - 209-метровая Башня Мэн-Монпарнас (1973). С этой перспективой у меня связана смешная история из 1990 г., напомните как-нибудь - расскажу.

Угол бульвара Распай и улицы Гренель. Один из самых дорогих районов Левого берега.

На бульваре Распай находится станция метро Рю-дю-Бак (12 линия, открыта в 1910 г.)

Вот тут у меня внутренний гештальтометр начинает зашкаливать, потому что именно на улице Бак в Латинском квартале (точнее, в 7 округе Парижа) я жил 29 лет назад.

Вот она, Rue du Bac, улица Парома. Никакого парома тут, конечно, нет. Точнее, он был - при Генрихе II, начиная с 1550 г., там, где улица упирается в нынешнюю набережную Вольтера. По этой дороге в то время к парому подвозили блоки камня для строительства дворца Тюильри. В 1632, при Луи XIII, вместо парома построили мост (в то время именовавшийся Красным, Пон-Руж). А в 1685-89, при Луи XIV, его заменили нынешним - Королевским мостом (Пон-Руаяль). Ну, то есть, парома нет уже 387 лет, а улица Парома - вот она.

И вот он, номер 83 по улице Бак. Когда-то его стены были частью стен старинного монастыря Непорочного Зачатия, открытого в 1637 г. С 1900 по 2014 год по этому адресу располагался старинный Отель-де-Невер, Hôtel de Nevers, с узкими скрипучими лестницами и по-парижски холодными, продуваемыми всеми ветрами щелястыми окнами. В 1990 году тут жил и я.

Раньше зайти во двор было нельзя: ворота справа от входа были закрыты. Теперь вся цепочка дворов старинных зданий, стоящих на основаниях стен монастыря, открыта - и, похоже, тут теперь то ли жилой комплекс, то ли скоро откроется новый отель; вид двора, во всяком случае, на что-то такое намекает. Никаких вывесок нет, но на сайте городской управы №83 теперь числится как Maison Beaupassage (буквально - "Дом с красивым сквозным проходом", пассажем). Вот вид из двора. На третьем этаже слева у водосточной трубы - маленькое окошко: в 1990 там было щелястое окно ванной комнаты номера, где я жил.

Сворачиваем на совсем уж неприлично богатую улицу Варенн. Это уже не Латинский квартал, а Invalides (буквально "Инвалиды", но по смыслу "Ветераны"). Тут живут министры, послы, депутаты. Тут находится и Отель Матиньон - резиденция премьер-министра Франции, где как раз в эти дни принимали соболезнования в связи с кончиной Жака Ширака, бывшего мэра Парижа (1977-1995), бывшего премьер-министра (1974-76 и 1986-88) и бывшего президента Французской республики (1995-2007).

Пробегаем мимо расположенного здесь же музея скульптора Огюста Родена (в музеи я в эту поездку вообще не ходил). Вдали виден хрестоматийный "Мыслитель".

И вот улица Варенн заканчивается, и за зеленью бульвара Инвалидов и зданием Министерства по делам ветеранов поднимается купол собора при "Доме Инвалидов" - Hôtel des Invalides. Его построили при Луи XIV как один из первых в Европе домов призрения для заслуженных ветеранов армии; сейчас в этом огромном комплексе по-прежнему есть дом для инвалидов вооружённых сил, но основную его часть занимают Музей армии, пантеон военных героев (в том числе саркофаг Наполеона Бонапарта в крипте собора), Музей современной истории и ряд других учреждений.

Вход в здание "управления Инвалидов".

Парадный фасад Дома Инвалидов.

Опять парадный фасад Дома Инвалидов.

И ещё раз парадный фасад Дома Инвалидов.

Сворачиваем на улицу Гренель, выходим к Марсову полю... - и вот она: оригинал неисчислимой армии брелоков и крошечных сувернирных башенок, которые навязчивые торговцы впаривают туристам по всему Парижу.

Цвет, в который с 1968 года покрашена Тур-Эйфель (1899), 324-метровое детище инженера Гюстава Эйфеля, официально запатентован и называется "коричневый-эйфелевый". Башню красят каждые семь лет, расходуя на полную замену защитного покрова стальных конструкций 57 тонн краски.

При мне, тык-скыть, такого не было. Контртеррористические заграждения, пункты досмотра и каждодневные километровые очереди на подъём появились только в 2016 г.

Отсюда, с авеню Сюффран, она как-то даже чуть авантажнее смотрится, чем с запетого всеми дроздами Марсова поля.

Впрочем, как и с противоположного, правого берега Сены - от пристани Дебийи на авеню Нью-Йорк.

Как вы поняли, я пересёк Сену по мосту Йена (он назван в честь города в Германии, а не японской денежной единицы - строивший его император Наполеон Бонапарт как раз под Йеной одержал крупную победу) и от садов Трокадеро пошёл направо, в сторону центра. Вот слева от меня Гран-Пале - Большой Дворец, возведённый ко Всемирной выставке 1900 г. в "историческом" стиле боз-ар. Сейчас там целое гнездо музеев. Медная квадрига вверху символизирует L’Harmonie triomphant de la Discorde - "Гармонию, торжествующую над Раздором".

А справа - мост Александра III, самый красивый из парижских мостов. Он тоже открыт ко Всемирной выставке 1990 г. и тоже выполнен в стилистике боз-ар, но, к сожалению, в этот раз я смог снять его только от северного предмостья, а он удивительно плоский - его специально строили таким, чтобы от Дома Инвалидов до Елисейских Полей ничто не заслоняло панораму.

Вот тут наглядно видно: ничто и не заслоняет - вдали впечатляюще высится купол Инвалидов, а по четырём сторонам моста сверкают золочёные бронзовые фигуры Науки, Искусства, Промышленности и Битвы.

И вот я дошёл до Площади Согласия.

Она вся в ремонтных работах, но подаренный хедивом Египта Французской республике в начале 1830 гг. 23-метровый Луксорский обелиск, высеченный из скалы две тысячи четыреста лет назад при Рамсесе II, прекрасен всё равно - откуда ни смотришь.

Опять перебегаю дорогу и с осевой линии щёлкаю перспективу: Елисейские поля, Триумфальная арка, вдали громады небоскрёбов района Дефанс.

В принципе, путешествие первого полного дня в Париже уже практически закончено: вечер был посвящён разным встречам личного характера. Прохожу мимо храма Мадлен: он был начат постройкой при Наполеоне Бонапарте в стиле неоклассицизма по образцу римского языческого храма Мезон-Карре в Ниме, но не достроен; освящён только в 1842 при Луи-Филиппе I во имя св. Марии Магдалины. С 1924 г. здесь располагался русский католический приход Св. Троицы, и служили тут на русском и славянском языках по православному обряду, только католики.

Спускаюсь на одноименную станцию метро Мадлен (пересадочный узел 8, 12 и 14 линий)... День закончен.

Единственное любопытное, что ещё я снял в этот день - это, уже поздней ночью, ворота Сен-Дени, построенные по приказу Луи XIV в 1672 г. в ознаменование побед Короля-Солнца на Рейне и во Фландрии.
Надеюсь, что в обозримом будущем удастся выкроить время и на съёмки третьего-четвёртого дней этого краткого повторного визита в мой первый западный город.
И ВУАЛЯ: ЧАСТЬ ВТОРАЯ -- ДНИ ТРЕТИЙ И ЧЕТВЁРТЫЙ!
Tags: визуальное, приехано
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments